Рады приветствовать Вас на ежедневно обновляемом Арт Блоге - все самое интересное, яркое, забавное, полезное из мира живописи, искусства. Картины, художники, гении, творческие личности все это у нас. Оставайтесь с нами будет интересно!

Музей Плантена-Моретуса. Антверпен



Классический фасад, за ним уютный дворик. Несколько соединенных друг с другом построек, увитых плющом, с изящной колоннадой. Так выглядит музей Плантена-Моретуса – единственный в своем роде ансамбль жилого дома и типографии XVI-XVII веков, дошедший до наших дней в редкой даже для этого уголка Европы сохранности.

Кристоф Плантен – знаменитый типограф XVI века – купил дом в 1579 году. С этого момента там заработали печатные станки, которые не останавливались затем в течение трех веков. После смерти Плантена типография перешла к его зятю, Яну Моретусу – родоначальнику уже целой династии типографов. С тех пор дом неоднократно переделывался, получал все новые и новые пристройки, но его назначение оставалось неизменным: здесь жили и трудились поколения фламандских типографов. Ученый Ян Вовериус писал внуку и наследнику Плантена Балтазару I Моретусу: «Наш город Антверпен гордится двумя своими гражданами: Рубенсом и Моретусом! Иностранцы будут созерцать их жилища, а путешественники ими любоваться».

Балтазар Моретус

Здание, в котором сейчас размещается музей – не единственный дом Плантена в Антверпене. В разное время он приобрел несколько зданий, каждому из которых дал имя: Золотой Циркуль, Серебряный, Медный, Железный и Деревянный Циркуль. Все они, кроме «Медного циркуля», проданного еще при жизни Плантена, входят теперь в музейный комплекс. Циркуль стал любимым символом типографа. Многие залы плантеновского дома украшает изображение циркуля с латинским девизом «Labore et Constantia» – «Трудом и постоянством». Этот девиз неотделим от избранного Плантеном герба: неподвижная ножка циркуля должна символизировать упорство, в то время как подвижная олицетворяет труд.

Кристоф Плантен

Имя Плантена в истории книгопечатания стоит почти сразу после имени Иоганна Гутенберга. По иронии судьбы, в типографию его привел несчастный случай. Кристоф Плантен, известный в Антверпене преуспевающий переплетчик, однажды вечером стал жертвой пьяных гуляк, которые искали оскорбившего их гитариста. Приняв Плантена за своего обидчика, один из них пронзил ему плечо шпагой. Плантен оправился от раны, но любой физический труд ему отныне был противопоказан. Однако книжное дело бросить Плантен не пожелал. Так начинается его деятельность в качестве типографа. Она продолжалась 34 года и ее результатом стали около полутора тысяч изданий, то есть в среднем по 45 наименований в год – цифра по тем временам фантастическая.

Biblia poliglotta – Пятиязычная Библия

Трудно перечислить даже важнейшие издания, вышедшие из плантеновской типографии. Но один труд, принесший ему славу, назвать необходимо: это Biblia poliglotta, пятиязычная Библия с параллельным текстом на латинском, греческом, еврейском, арамейском и сирийском языках, снабженная обширным справочным аппаратом. Печатание Библии заняло пять лет – с 1568 по 1572 год и легло тяжким финансовым бременем на плечи Плантена. Однако именно эта работа привлекла к нему внимание испанского короля Филиппа II – в то время суверена Фландрии. Король прислал в Антверпен в качестве научного руководителя знаменитого испанского ученого и гуманиста, своего личного капеллана Арию Монтана. По окончании работы Плантен получил от Филиппа II монополию на продажу некоторых духовных книг в Испании и ее колониях. Библия же выдержала два издания общим тиражом в 1000 экземпляров и ныне занимает почетное место в музейном зале плантеновских изданий. Она считается не только абсолютным шедевром Плантена, но и самым значительным произведением книгопечатного искусства XVI века, принадлежащим одному типографу.

Типограф – всегда просветитель. Его деятельность тесно связана с развитием искусств и наук в стране. Неудивительно поэтому, что частым посетителем и близким другом Плантена и первых Моретусов был знаменитый фламандский ученый и гуманист Юст Липсий. Сохранилась и комната, в которой Юст Липсий останавливался, когда гостил у друзей, и издания его трудов, вышедшие в плантеновской типографии.

Тесной дружбой с Балтазаром Моретусом был связан еще один прославленный фламандец – Петер Пауль Рубенс. Художник неоднократно писал портреты своего друга, а иногда не отказывался и иллюстрировать выпускаемые им книги. Стены дома Плантена-Моретуса хранят восемнадцать полотен кисти великого мастера, в том числе и портреты хозяев.

Библия первопечатника Гутенберга

Дом Плантена – Моретуса сохранил следы всех эпох, которые довелось ему пережить. Живая атмосфера дома, жилые комнаты, многие из которых сохранили первоначальную обстановку – подобное встречается и в других бельгийских исторических зданиях. Но здесь, в гостях у фламандских типографов, вы ни на минуту не забудете о сущности и главном предназначении старинного плантеновского дома, где рабочие помещения тесно переплетаются с жилыми. Из кухни вы попадете в корректорскую комнату, оттуда в контору. Из спальни XVII века вы перейдете в зал иллюстрации книги, затем в шрифтолитейный цех и словолитню, за которой откроется знаменитая плантеновская библиотека. Она насчитывает свыше 30 тысяч томов. Часть библиотеки расположена в зале изданий плантеновской типографии, другая – в зале заграничных изданий. Среди них – 150 инкунабул, то есть редких изданий первых лет книгопечатания. Жемчужина собрания -36-строчная Библия первопечатника Иоганна Гутенберга; это единственный находящийся в Бельгии экземпляр.

Типография

Книжная лавка, сохранившаяся в том виде, в каком она была при Моретусах, перенесет вас в повседневность XVII века. На стенах книжные полки, посередине стоит длинный прилавок. На прилавке – весы для монет, клейменые гирьки. Стопки отдельных листов тщательно сложены – это книги, продаваемые “in albis”, то есть непереплетенными. На стене висит грозный “Index librorum prohibitorum” – “Список запрещенных книг”, а рядом – мирный прейскурант школьных учебников, установленный антверпенским городским управлением.

Древний печатный станок

Жизненный центр дома, несомненно, типография. Это один из самых характерных уголков музея. Огромный зал заполнен шрифткассами – рядами ящичков, в которых лежат рассортированные металлические буквы всех известных шрифтов. Отдельный ряд отдан под ящички с нотными знаками – изданиями музыкальной литературы плантеновская типография тоже не пренебрегала. Пять печатных станков XVII и XVIII века находятся в полной исправности. В глубине стоят два «мастодонта» издательского дела – печатные станки еще плантеновской эпохи, самые старые в мире. Типография готова к работе. На одном из станков и сегодня печатают для туристов сонет, принадлежащий самому великому типографу – своего рода Credo фламандского бюргера XVI века:

Дом иметь удобный, чистый и красивый,
Сад, плоды, вокруг шпалер душистых строй,
Мало беспокойства и детей шумливых,
Обладать всецело верною женой.

Без долгов, любви и дележа с роднею,
Без ненужных споров и разладов жить,
Удовлетворяясь лишь своей судьбою,
Требовать немного и довольным быть.

Не надеясь тщетно на великих мира,
Подчинить страстей бесстыдного кумира
И благочестивой жизни не скрывать.

Смело принимать разумное решение
И, перебирая четки и трудясь в смирении,
Дома неизбежной смерти ожидать.

(Пер. с французского Веры Швех).

Музей открыт ежедневно, кроме понедельника, с 10 до 17 часов. Музей работает в понедельник на пасхальной неделе, а также в Духов день. Музей закрыт 1 и 2 января, 1 мая, на Вознесение, 1 ноября, а также 25 и 26 декабря.

Все таки покер это и минус и огромный моральный плюс

Tags: ,

Comments are closed.



 
Rambler's Top100 Arts.In.UA Интернет магазин картин