Рады приветствовать Вас на ежедневно обновляемом Арт Блоге - все самое интересное, яркое, забавное, полезное из мира живописи, искусства. Картины, художники, гении, творческие личности все это у нас. Оставайтесь с нами будет интересно!

Воронежский Центр современного искусства



Летом ушедшего 2009 года в культурной жизни города появился, а теперь и прочно обосновался, ВЦСИ – Воронежский Центр современного искусства.

Под знаком ВЦСИ родились и успешно осуществлены несколько выставок, акций и образовательных программ.

Первая прошла под революционным поистине названием «Дальше действовать будем мы!», объединила молодых воронежских и московских художников и обозначила актуальные направления искусства. Далее последовал «круглый стол» в Доме молодежи с обсуждением этих самых направлений, фестиваль лэнд-арта в Дивногорье «Забота», выставка «Утопия нужна тебе, но ты не нужен утопии» и так далее.

С лекции «Семь заблуждений о современном искусстве» началась проводимая центром огромная образовательная работа. Подведены итоги – сделано немало, планируется – еще больше. Так или иначе, все, что делает ВЦСИ, знаменует принципиально новые процессы в художественной жизни.

Фрагмент выставки «Can’t take it anymore». Фото Анастасии Алексеевой.

Эффектным завершением 2009 года стала выставка «Can’t take it anymore» («Не могу больше»), представившая работы авангардные по сути, но традиционные по жанру – живопись и графику. Именно на этой выставке состоялся разговор с организаторами ВЦСИ – художниками Иваном Горшковым и Ильей Долговым. Ибо у меня, наверное, как и у большинства простых смертных зрителей, вопросов о современном искусстве пока что больше, чем ответов…

- Выставка называется достаточно экспрессивно – «Не могу больше!», хотя по содержанию она достаточно мирная. Почему «Не могу больше»?

Илья Долгов: – Позиция живописи в современном искусстве двойственна. С одной стороны, идеологически полностью проигранная, но, с другой стороны, материально торжествующая. То есть ее, живописи в традиционном понимании, очень много. Вся она катилась, как снежный ком, через двадцатый век с его мировыми войнами, диктаторами и катастрофами, через постоянную коммерциализацию всего и вся, в том числе и радикального искусства – и докатилась до тупика.

Живопись стала невыносимой. Но, несмотря на это, потерпев множество поражений, получая упреки от критиков, она продолжает существовать на каком-то странном, абсолютно не жизненном посыле. Мир изменился, живопись – нет. Между тем, в с современном искусстве все совершенно другое – материалы, подход, мотивации, техники.

- В связи с чем так уж появилась необходимость особым образом выделять современное искусство из всего остального?

Илья Долгов: – Необходимость – чисто локальная, для Воронежа, и для России. На деле же никто не разделяет современное искусство и традиционное…Это общеупотребимый термин определенной практики. Проблема не в современных художниках, а во всех остальных художниках, потому что они тоже себя называют современными и претендуют на актуальность. Но претендовать – этого мало. В мировом контексте все понятно: если ты рисуешь пейзажи, то ты – painter, visual artist. Несмотря на то, что на русский язык оба слова будут переведены как «художник», это разные понятие. Они не претендуют на актуальность. А у нас же есть противостояние, дико архаичное, споры до сих пор ведутся – «а искусство ли это?» Причина в том, что существует инерция времени, которую надо переработать, и так же не хватает информации и образования.

Работа Егора Кошелева. Фото Анастасии Алексеевой

Современное искусство вызывает в России нарекания не с точки зрения критического подхода: дескать, работа плохо сделана…Нет, просто из-за непонимания, как это работает, как это смотреть. Но! Любое искусство требует особого понимания, это вопрос информированности и образованности.

Иван Горшков: – Границу следует провести между современными художниками и людьми, которые заканчивают художественные училища и потом все, чему их научили, начинают воспроизводить исключительно как ремесло. Современный художник находится в развитии. Он знает и понимает историю искусства и хочет стать ступенькой в этой истории. Стремиться быть художником своего времени и соответствовать ему…

- Вы затеяли проводить образовательные лекции о современном искусстве, и работа эта идет весьма успешно. Но первый и основной тезис, который хотел бы уяснить – а что такое современное искусство?

Илья Долгов: – Способ размышления о мире, отличный от всех других. Близкий к философии, но не тождественный ему. У современного искусства свой язык и особый способ мышления, который выражается в пространстве, идеях, образах, материи, времени и так далее. Это искусство не ради красоты или техники, а ради осмысления Современный художник должен уметь не только делать красиво – он должен уметь думать.

Многие художники, рисующие и сейчас, исследуют предметы эстетически. В конечном итоге, первейшее внимание уделяется качеству мазка, свету и прочему. Но нет идеи. Никто не утверждает что это неправильно или плохо, но в этом случае не происходит личного осмысления.

- Один из тезисов – современное искусство не апеллирует к понятию прекрасного. Но так или иначе, искусство апеллирует к чувствам, что совершенно не исключает момент интеллектуальности.

Илья Долгов: – Искусство – не наука и не философия, оно не должно быть чисто интеллектуально. Но в течение 20-го века в нем тесно сплелись два эффекта – интеллектуальный и эстетический. И они уже неотделимы. Можно это назвать визуальным интеллектом. Так, наверное… Да, оно взывает к чувствам, но важно понимать – нет эмоций универсальных. Те эмоции, которые возникали по поводу искусства в 19-веке, совсем не те, что возникают сейчас. Мы даже не можем смоделировать то, что было раньше, только реконструировать, изучая работы философов того времени, которые различали разные формы эстетических переживаний.

- Предлагаю представить художников, которые участвуют в выставках ВЦСИ. Тем более, смею предположить, работы этих художников, мы увидим еще и в будущем.

Илья Долгов: – Художники подобраны – очень разнообразные. Очень здорово, что удается получать работы известных московских художников, чьи работы было важно показать именно в Воронеже.

Итак, Егор Кошелев, чья работа попала на афишу последней выставки, – художник-монументалист, преподаватель Московского художественно-промышленного университета имени Строганова. В его работах сочетаются пафосная, очень красивая живопись и лингвистические конструкции, всем понятные. Андрей Кузькин, лауреат двух профессиональных премий в области современного искусства «Инновация» и «Соратник», работает в мощной традиции московской концептуальной школы. Его работа, представленная на выставке, – это такой жанр альбома. Буквально: заполняется страничка за страничкой; заметки, рисунки, все объединено общей идеей. Интересно, что его работу воронежские зрители воспринимают очень внимательно, прочувствованно, как некую личную историю. На самом деле это достаточно структуралистское, лингвистическое искусство, работающее в рамках мощной традиции, и оно гораздо более интеллектуально, чем кажется на первый взгляд.

- Воронежского художника Михаила Лылова кто-то запомнил, наверное, после выставки в галерее «Х.Л.А.М,» где были выставлены фотоработы, сделанные с помощью простейшей камеры обскура.

Илья Долгов: – Да, сейчас он живет в Москве и выставляется там, получает хорошую критику… Инсталляции, видеодокументации – его любимый жанр. Экономист по образованию – это важно. Объектом исследований его являются отношения между людьми, в том числе и экономические. Это – исследование по духу, но искусство – по форме. То, что в Европе обозначается термином «relationships aesthetics» – «искусство отношений», которое работает с социальными связями . В России такого искусства практически нет, и здорово, что это пришло из Воронежа.

Работа Егора Кошелева. Фото Анастасии Алексеевой

Вот я привел в качестве примера трех художников, работающих совершенно в разной технике. Это пример полной импровизации художников и осознания собственного художественного языка.

Иван Горшков: – Николай Алексеев выставляет арт-объекты на грани «считываемости» как произведения искусства. Использует предметы, где-то найденные, – старые доски, проколотые шины, ржавые гвозди, сухой куст, который лежал перед клумбой, чтобы автомобили не заезжали, – все эти предметы превращены в нечто другое. И мы видим «Горизонт». Практически русский пейзаж. Многие работы Николая Алексеева приобретены известным коллекционером и большим ценителем современного искусства Пьером Броше.

- Итак, с вопросом, что такое ВЦСИ и зачем он нужен, мы немного разобрались. Теперь же перейдем к вопросу о ближайшем будущем. Планируете ли вы и дальше продолжать цикл лекций?

Иван Горшков: – С января полным ходом начинает функционировать образовательная программа, рассчитанная на полгода. Целью ее мы видим формирование художественной среды – нужны грамотные и образованные зрители, понимающие современное искусство, ценящие его и умеющие разбираться в нем. Те, с кем художники могли бы говорить на одном языке. Будет цикл лекций по философии современного искусства. Мы изучаем тексты и ключевые идеи, начиная со статей Бодлера об искусстве и заканчивая работами итальянских постмарксистов. Параллельно будет идти цикл лекций по истории искусства, начиная с модернистов и включая все течения современные.

Изучаю вопрос на тему ламинат краснодар, уже нашел неплохое место где есть отличный выбор.

Приглашаем художников. Будут мастер-классы, «круглые столы», диспуты, где можно сформулировать разные точки зрения – все это важно, дабы формировалась полноценное сообщество людей, интересующихся современным искусством.

Автор: Татьяна Юрина.

Источник: «Коммуна», № 6 (25437), 19.01.10г.

Comments are closed.



 
Rambler's Top100 Arts.In.UA Интернет магазин картин