Рады приветствовать Вас на ежедневно обновляемом Арт Блоге - все самое интересное, яркое, забавное, полезное из мира живописи, искусства. Картины, художники, гении, творческие личности все это у нас. Оставайтесь с нами будет интересно!

Айвазовский едва не погиб в шторм



1817 в городке Феодосия на Черном море родился мальчик. Звали его Ованес Айвазян, по-русски Ваня. Он был сыном обедневшего армянского торговца. С малолетства Ваня мечтал стать художником. В семье не было денег на бумагу и краски, и он рисовал самоварным углем на беленых стенах домов.

Про талантливого мальчишку узнал градоначальник. При его содействии Ваня был зачислен в гимназию, а затем, опять же по протекции влиятельных людей, принят в петербургскую Императорскую Академию художеств. В XVIII веке в России сложилась целая традиция «выращивания» художников. Например, детей определяли в певчие, а потом, уже потерявших голос, пристраивали к художествам. Будущих живописцев Ивана Никитина и Андрея Матвеева сам Петр I отправил для обучения за границу. Федор Рокотов был замечен графом Шуваловым, как и Антон Лосенко. Скульптора Федота Шубина «истребовали» из придворных истопников тем же Шуваловым. Миргородский паренек Владимир Боровиковский был замечен архитектором Екатерины II Н. А. Львовым.

Так было и в жизни Айвазовского. В 19 лет, когда он учился в классе батальной живописи, его педагог рекомендовал молодого талантливого студента флотскому руководству. Иван отправился в качестве практиканта на боевые суда Балтфлота, совершавшие походы в Черное и Балтийское моря. С тех пор Айвазовский стал настоящим «летописцем» прославленного российского флота, участвовал в походах и сражениях, познакомился с выдающимися военачальниками.

Сегодня полотнами Ивана Айвазовского, с которых будто летят соленые брызги, восхищается весь мир. Самое удивительное, что большинство своих шедевров Айвазовский написал не на пленэре, а по памяти. Так родился знаменитый «Девятый вал» – память о сокрушительном шторме в Бискайском заливе, во время которого художник едва не погиб. “Живописец, только копирующий природу, – говорил он, – становится ее рабом… Движения живых стихий неуловимы для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск волны – немыслимо с натуры… Художник должен запоминать их… Сюжет картин слагается у меня в памяти, как у поэта; сделав набросок на клочке бумаги, я приступаю к работе и до тех пор не отхожу от полотна, пока не выскажусь на нем кистью…”. Айвазовский обладал фотографической памятью, и невозможно поверить, что он мог запомнить тончайшие цветовые нюансы, переливы волн, оттенки воды, освещенной ярким солнцем, луной или отражающей радугу.

Работал он с огромной скоростью, иногда создавая очередную картину на глазах у изумленных учеников. Критики не раз корили Айвазовского, а европейская и российская публика с восторгом принимала его творчество. Айвазовский стал первым русским художником, представившим свои работы в Лувре. И рекордсменом по части персональных выставок: при его жизни состоялось 120 «сольных выступлений» великого мариниста.

Он работал до глубокой старости. В 1894 году он извинялся в одном из писем: «Простите, что пишу на кусочках (бумаги). Пишу большую картину и ужасно озабочен». В другом письме (1899 г.): «Я очень много в этом году написал. 82 года заставляют меня спешить…». Он спешил не только писать, но приносить пользу родному городу. Его стараниями в Феодосии открылась картинная галерея, он сделал и многое другое для улучшения жизни горожан.
Он писал шторма и морские баталии, лунные ночи и виды Петербурга, Пушкина и Петра I. Все это и многое другое вы увидите в нашем новом альбоме.

Отличные щенки йоркширского терьера родила наша сука, теперь им оказывается нужна одежда для собаки.

Comments are closed.



 
Rambler's Top100 Arts.In.UA Интернет магазин картин